ПЕРЕПЛАТА СОЦИАЛЬНОЙ ВЫПЛАТЫ НУЖНО ЛИ ВОЗВРАЩАТЬ

(Тверская обл.)

Суть этого спора, который изучил Верховный суд РФ, в следующем.

Жительница Московской области после трагической смерти мужа больше десяти лет получала назначенное ей дополнительное региональное пособие. Но спустя годы чиновники неожиданно разглядели, что десять лет назад они ошиблись — вдова не попадала в категорию получателей этой помощи.

Вот чиновники и решили, что женщина должна вернуть переплаченные ей казенные деньги, и отправились с таким исковым требованием в суд.

И несколько местных судебных инстанций — два суда — в подобном чиновничьем желании не нашли ничего противозаконного. Но когда вдова не смирилась с таким решением и дошла до Верховного суда, то не пожалела о своей настойчивости.

В Верховном суде РФ изучили ситуацию и не согласились с коллегами, встав на сторону гражданки. Верховный суд объяснил, в чем были неправы местные суды и почему в аналогичных ситуациях с человека нельзя требовать возврата уже выплаченных денег.

В подобную историю, связанную с ошибками чиновников, могут попасть и другие граждане. Поэтому сделанные Судебной коллегией по гражданским делам Верховного суда разъяснения норм закона, которые действуют в аналогичных случаях, полезны и важны не только для нашей героини.

Эта история началась в конце девяностых годов в Подмосковье, когда сотрудник тогда еще милиции погиб при исполнении своих служебных обязанностей. Его вдова осталась одна с двумя детьми.

Спустя пять лет после страшного несчастья, в декабре 2004 года в Московской области был утвержден новый закон «О дополнительных социальных гарантиях отдельным категориям граждан». Документ предусматривал выплаты членам семей военнослужащих, которые погибли при исполнении долга в мирное время.

Вдова подала заявление на получение такого пособия. И чиновниками было принято решение — пособие ей назначить. Буквально со следующего 2005 года вдова начала получать по 10 500 рублей ежемесячно.

Так продолжалось почти двенадцать лет. Но неожиданно в 2017 году аудиторы из Министерства соцразвития области при проверке сделали заключение — выплаты вдове были назначены неправильно. Аудиторы заявили — этот закон касается семей погибших военных, а у нашей вдовы муж служил в МВД.

По утверждению проверяющих, они изучили период платежей с января 2015-го по июнь 2017 года и пришли к выводу, что за это время женщина «необоснованно получила 384 000 рублей». Вот пусть их и возвращает, решили чиновники. Вдова добровольно сделать это отказалась. Тогда чиновники, назвав сумму «неосновательным обогащением», потребовали деньги назад уже через местный суд. Иск чиновников о возвращении денег рассматривал Видновский городской суд. Там на заседании вдова объяснила — она не пыталась никого обмануть, подавая заявление на получение выплат. Более того, по ее словам, именно управление социальной защиты населения само рекомендовало ей подать такое заявление. Что она и сделала.

Подобный аргумент вдовы местный суд не впечатлил, и он решил — деньги следует взыскать. По логике городского суда назначенные вдове выплаты не были для нее единственным источником существования. Суд удовлетворил требования истца. Правда, сделал это частично. Требования не предъявлялись ко второму получателю выплат — дочери погибшего. Исходя из этого сумму снизили с 384 000 до 240 000 рублей.

Несправедливое, по мнению проигравшей вдовы, решение было обжаловано в Московском областном суде. Но там ей снова не повезло — областные судьи с мнением коллег согласились. Тогда ответчица решила продолжить бороться и обратилась в Верховный суд РФ. Вот главное, что сказала Судебная коллегия по гражданским дела этого суда, в которую попала жалоба вдовы. Верховный суд внимательно изучил материалы дела и посчитал, что местные суды неправильно применили норму Гражданского кодекса о неосновательном обогащении.

В своем решении Верховный суд напомнил, что государство обязано оказывать социальную помощь нуждающимся гражданам. Судебная коллегия по гражданским делам заявила, что социальные выплаты нужны, чтобы сделать менее ощутимыми последствия утраты кормильца в семье, а также обеспечить ее членам «надлежащий уровень жизни и необходимый достаток». Именно поэтому такие выплаты по своей природе относятся к средствам существования гражданина. А значит, недопустимо рассматривать излишнее начисление пособия как неосновательное обогащение.

Верховный суд отменил все принятые по этому делу судебные решения нижестоящих судов. Дело было отправлено на новое рассмотрение.

«Излишне выплаченная сумма» законом признается как «неосновательное обогащение».

Согласно ст. 1102 Гражданского кодекса РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 ГК РФ. Правила, предусмотренные гл. 60 ГК РФ («Обязательства вследствие неосновательного обогащения»), применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

Согласно ст. 1109 ГК РФ не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения:

1) имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное;

2) имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности;

3) заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки;

Читать также:  СОЦИАЛЬНЫЕ ВЫПЛАТЫ ПРИ РАСТОРЖЕНИИ БРАКА

4) денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

Общие правила неосновательного обогащения конкретизированы в специальном законе – Трудовом кодексе РФ.

Согласно ч. 1 ст. 137 ТК РФ удержания из заработной платы работника производятся только в случаях, предусмотренных данным кодексом и иными федеральными законами.

Согласно абз. 4 ч. 2 ст. 137 ТК РФ удержания из заработной платы работника для погашения его задолженности работодателю могут производиться для возврата сумм, излишне выплаченных работнику вследствие счетных ошибок, а также сумм, излишне выплаченных работнику, в случае признания органом по рассмотрению индивидуальных трудовых споров вины работника в невыполнении норм труда (ч. 3 ст. 155 ТК РФ) или простое (ч. 3 ст. 157 ТК РФ).

Согласно ч. 3 ст. 137 ТК РФ в случаях, предусмотренных абз. 2, 3 и 4 ч. 2 указанной статьи, работодатель вправе принять решение об удержании из заработной платы работника не позднее одного месяца со дня окончания срока, установленного для возвращения аванса, погашения задолженности или неправильно исчисленных выплат, и при условии, если работник не оспаривает оснований и размеров удержания.

Согласно ч. 4 ст. 137 ТК РФ заработная плата, излишне выплаченная работнику (в том числе при неправильном применении трудового законодательства или иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права), не может быть с него взыскана, за исключением случаев:

если органом по рассмотрению индивидуальных трудовых споров признана вина работника в невыполнении норм труда (ч. 3 ст. 155 ТК РФ) или простое (ч. 3 ст. 157 ТК РФ);

если заработная плата была излишне выплачена работнику в связи с его неправомерными действиями, установленными судом.

Предусмотренные ст. 137 ТК РФ, ст. 1109 ГК РФ правовые нормы согласуются с положениями Конвенции Международной организации труда от 01.07.1949 № 95 «Относительно защиты заработной платы», разрешающими производить вычеты из заработной платы только на условиях и в пределах, предписанных национальным законодательством или определенных в коллективных договорах или в решениях арбитражных судов (ст. 8), ст. 1 Протокола от 20.03.1952 № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, обязательными для применения в силу ч. 4 ст. 15 Конституции РФ, ст. 10 ТК РФ, и содержат исчерпывающий перечень случаев, когда допускается взыскание с работника излишне выплаченной заработной платы.

Для правильного разрешения спора необходимо знать причину «излишне выплаченной суммы».

Если это счетная ошибка (вместо 10 тыс. руб. в ведомости указали 100 тыс. руб.), то это означает, что была допущена описка, и работник неосновательно обогатился на 90 тыс. руб., которые он обязан вернуть. Причем получая эти деньги, работник должен был предполагать, что сумма завышена. При отказе вернуть неосновательное обогащение, на данную сумму начисляются проценты по ст. 395 ГК РФ.

А если «излишне выплаченная сумма» была обусловлена неправильным применением закона, локального акта, то такая сумма возврату не подлежит.

Например, в апелляционном определении от 28.03.2018 № 33-1157/18 судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Саха (Якутия) пришла к следующему выводу: из буквального толкования норм действующего трудового законодательства следует, что счетной является ошибка, допущенная в арифметических действиях (действиях, связанных с подсчетом), в то время как технические ошибки, в том числе технические ошибки, совершенные по вине работодателя, счетными не являются. При этом судебная коллегия отмечает, что именно на работодателя возложена обязанность по надлежащему учету оплаты труда, оформлению расчетно-платежных документов, предоставлению установленных отчетов, сведений о размере дохода работников.

В любом случае, если работодатель будет настаивать на возврате «излишне выплаченной суммы», то ему придется обратиться в суд по месту жительства бывшего работника и уже в ходе судебного разбирательства доказывать причины неосновательного обогащения.

Одна из адвокатов отметила, что ВС, используя расширительное толкование закона, отнес компенсацию расходов на оплату жилого помещения и коммунальных услуг к средствам существования гражданина. По мнению другой, Верховный Суд четко дал понять: государственные структуры должны исполнять свои обязанности. Также она выразила надежду, что изложенная в определении позиция побудит суды тщательнее анализировать обстоятельства дела и доказательства относительно граждан, пользующихся мерами соцподдержки, и ликвидирует уклон, направленный на экономию бюджетных средств.

13 июля Верховный Суд РФ рассмотрел кассационную жалобу гражданки, с которой нижестоящие инстанции взыскали жилищно-коммунальную выплату в качестве неосновательного обогащения (Определение № 78-КГ20-21-КЗ
).

Переплата образовалась из-за переезда в другой регион

5 февраля 2015 г. Центр социальной поддержки населения г. Мурманска назначил Маргарите Монаховой как ветерану подразделений особого риска пожизненную ежемесячную жилищно-коммунальную выплату. В свою очередь, женщина обязалась сообщать учреждению обо всех изменениях, влияющих на право получения соцподдержки, в том числе о переезде в другой регион.

В январе 2016 г. Маргарита Монахова продала свою квартиру в Мурманске и зарегистрировалась по новому месту жительства в г. Санкт-Петербурге.

25 февраля 2016 г. отдел соцзащиты населения администрации Московского района г. Санкт-Петербурга запросил в Центре социальной поддержки населения г. Мурманска социальное дело Маргариты Монаховой и справку с указанием срока прекращения выплат. В том же письме отдел соцзащиты проинформировал мурманское учреждение о новом месте жительства гражданки.

Читать также:  ПРЕДОСТАВЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ ВЫПЛАТ ОТДЕЛЬНЫМ КАТЕГОРИЯМ ГРАЖДАН НА ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЖИЛЫМИ ПОМЕЩЕНИЯМИ

27 февраля 2016 г. женщина обратилась МФЦ Санкт-Петербурга с заявлением о предоставлении полагающихся ей как ветерану подразделений особого риска мер социальной поддержки по месту жительства, и ей была назначена ежемесячная жилищно-коммунальная выплата с 1 февраля того же года.

В письме от 11 марта 2016 г. мурманский центр соцподдержки сообщил санкт-петербургскому отделу соцзащиты, что Маргарита Монахова получала ежегодную оплату дополнительного отпуска, а также ежемесячные денежные компенсации на приобретение продовольственных товаров и в возмещение вреда, причиненного здоровью в связи с радиационным воздействием. С 1 апреля учреждение прекратило перечислять указанные выплаты. Дополнительно за 2016 г. Маргарите Монаховой была начислена ежегодная компенсация за вред здоровью

В сентябре 2018 г. центр соцподдержки принял решение о прекращении предоставления Монаховой ежемесячной жилищно-коммунальной выплаты «задним числом» – с 1 марта 2016 г. При этом фактически деньги перечислялись ей по август 2018 г. включительно.

В начале и конце октября 2018 г. центр направил Маргарите Монаховой одинаковые письма с требованием о возврате необоснованно полученной ежемесячной жилищно-коммунальной выплаты за период с 1 марта 2016 г. по 31 августа 2018 г. в размере 65 тыс. руб. В декабре 2018 г. учреждение обратилось с досудебной претензией о возврате данной суммы.

В январе 2019 г. Маргарита Монахова направила жалобу в Министерство социального развития Мурманской области. По ее мнению, переплата возникла из-за того, что специалисты центра ненадлежаще исполнили свои обязанности, поскольку, узнав о ее переезде, не прекратили перечислять выплату.

Министерство провело проверку и в феврале того же года сообщило заявительнице, что ее вины в переплате за период постоянного проживания в Санкт-Петербурге нет, однако, поскольку деньги получены необоснованно, их необходимо вернуть в областной бюджет.

Три инстанции посчитали переплату неосновательным обогащение

Тогда же, в феврале 2019 г., центр соцподдержки обратился в Московский районный суд г. Санкт-Петербурга с иском о взыскании с Маргариты Монаховой переплаты как неосновательного обогащения. Суд удовлетворил исковые требования в полном объеме.

Первая инстанция посчитала, что после снятия с регистрационного учета по месту жительства в Мурманске ответчик утратила право на получение мер соцподдержки на территории этого города. При этом о перемене места жительства центру соцподдержки она не сообщила и более двух лет получала ежемесячную жилищно-коммунальную выплату без законных оснований. В связи с этим суд пришел к выводу, что полученные в спорный период денежные средства являются неосновательным обогащением.

При этом суд не стал применять п. 3 ст. 1109 ГК РФ, согласно которому не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки. Эта выплата, по мнению суда, была для ответчика не источником средств к существованию, а мерой соцподдержки. Тот факт, что центр должен проверять обоснованность назначенных выплат, не снимает с гражданина обязанность сообщать об изменении своего места жительства, подчеркнула первая инстанция.

Решение устояло в апелляции и кассации, поэтому Маргарита Монахова обратилась в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда.

ВС обратил внимание на действия центра соцподдержки

Изучив обстоятельства дела, Суд пришел к выводу, что нижестоящие инстанции неверно истолковали и применили материальное право, а также существенно нарушили процессуальные нормы.

Так, пояснил ВС, суды пришли к неправильному выводу о том, что полученная в спорный период выплата не являлась для ответчика источником средств к существованию, и на этом основании необоснованно отказали в применении п. 3 ст. 1109 ГК. По смыслу указанной нормы возврату не подлежат те суммы, которые предназначены для удовлетворения «необходимых потребностей» гражданина и возвращение которых поставит его в трудное материальное положение, отметила судебная коллегия.

При этом входящая в систему мер соцподдержки граждан, подвергшихся воздействию радиации, компенсация расходов на оплату жилья и коммунальных услуг призвана обеспечить надлежащий уровень жизни и необходимый достаток, то есть по правовой природе относится к средствам существования гражданина, посчитал Верховный Суд.

Высшая инстанция согласилась с тем, что переезд гражданина на новое место жительства за пределами Мурманской области является основанием для прекращения социальной поддержки со стороны данного региона. Об изменении места жительства ответчик действительно обязана была сообщить в мурманский центр соцподдержки в 14-дневный срок с момента наступления данного обстоятельства. Вместе с тем, подчеркнул ВС, центр также обязан самостоятельно получать соответствующие сведения и проверять представленную гражданами информацию, в том числе в ходе межведомственного взаимодействия.

Иными словами, пояснил Верховный Суд, законодательство не позволяет взыскивать с физических лиц денежные средства – в данном случае ежемесячную жилищно-коммунальную выплату – в качестве неосновательного обогащения, если переплата обусловлена поведением уполномоченных госорганов или органов местного самоуправления и не связана с противоправными действиями данного гражданина. Только в случае установления недобросовестных действий последнего, направленных на получение мер социальной поддержки без установленных законом оснований, полученные в результате таких действий суммы подлежат взысканию по правилам ст. 1102 ГК.

Читать также:  ВЫПЛАТЫ МЕР СОЦИАЛЬНОЙ ПОДДЕРЖКИ ПО ХАБАРОВСКОМУ КРАЮ

При этом, добавил ВС, поскольку добросовестность гражданина по требованиям о взыскании ежемесячной жилищно-коммунальной выплаты презюмируется, суду следовало возложить бремя доказывания обратного на центр соцподдержки.

Суждение нижестоящих инстанций о том, что обязанность центра проверять обоснованность выплат не снимает с гражданина обязанности по предоставлению сведений об изменении места жительства, а также что неисполнение ответчиком такой обязанности указывает на ее недобросовестность, свидетельствует о несоблюдении требований ст. 67 ГПК РФ об оценке доказательств и формальном подходе судов к рассмотрению дела, подытожил ВС.

На этом основании дело было направлено на новое рассмотрение в первую инстанцию иным составом суда.

Адвокаты выразили надежду, что подход ВС скорректирует правоприменительную практику и защитит права социально уязвимых категорий граждан

Кроме того, добавила она, Верховный Суд, используя расширительное толкование закона, отнес компенсацию расходов на оплату жилого помещения и коммунальных услуг к средствам существования гражданина. Данный вывод поможет гражданам, находящимся в социально уязвимом положении, защитить свои права и по иным категориям дел, считает адвокат.

«Нельзя обойти вниманием критический подход ВС относительно суждения нижестоящих инстанций о том, что обязанность проводить проверки обоснованности назначенных выплат не снимает с их получателя обязанности по предоставлению сведений об изменении места жительства. Верховный Суд справедливо указал, что неисполнение этой обязанности не может автоматически указывать на недобросовестность поведения получателя выплат. Добросовестность гражданина по требованиям о взыскании ежемесячной жилищно-коммунальной выплаты презюмируется, поэтому бремя доказывания обратного возлагается на истца», – отметила Юлия Севастьянова. Эту позицию ВС можно использовать не только «чернобыльцам», но и иным категориям получателей различных видов материальной помощи от государства, полагает эксперт.

Адвокат АК «Гражданские компенсации» Марина Сомова указала, что ​Верховный Суд четко дал понять: госструктуры, у которых имеются необходимые информационные ресурсы, должны исполнять свои обязанности. « Надеюсь, это определение побудит суды тщательнее анализировать обстоятельства дела и доказательства относительно граждан, пользующихся мерами соцподдержки, и ликвидирует уклон, направленный на экономию бюджетных средств», – добавила эксперт.

​По ее мнению, также крайне важно, что ВС определил правовую природу спорных платежей и отнес их к средствам существования получателей мер социальной поддержки. « Такая ясность, очевидно, внесет определенные коррективы в правоприменительную практику», – подытожила Марина Сомова.

Переплата субсидии органами соцзащиты

Органы социальной защиты по своей ошибке произвели переплату субсидии на оплату ЖКХ, теперь хотят изъять эти деньги, удерживая субсидию. Законно ли это? Должны ли мы возвращать деньги, если это произошло по их вине?

Сергей Агапов

На основании ст. 1102 Гражданского кодекса РФ лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 ГК РФ. Правила, предусмотренные гл. 60 ГК РФ «Обязательства вследствие неосновательного обогащения», применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

Согласно п. 3 ст. 1109 ГК РФ не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки.

Таким образом, исходя из буквального толкования п. 3 ст. 1109 ГК РФ излишне начисленная субсидия на оплату услуг ЖКХ не может быть взыскана, если отсутствуют какие-либо недобросовестные действия со стороны получателя.

Между тем из толкования указанных выше положений ГК РФ судебными органами следует, что органы власти не должны быть лишены права исправления ошибок, даже вызванных их собственной небрежностью; в противном случае нарушался бы принцип недопустимости неосновательного обогащения (см. постановление Европейского суда по правам человека от 15.09.2009 по делу «Москаль (Moskal) против Польши»).

Из правовых позиций, изложенных в постановлении Конституционного Суда РФ от 24.03.2017 N 9-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Налогового кодекса Российской Федерации и Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Е. Н. Беспутина, А. В. Кульбацкого и В. А. Чапланова», следует, что получение бюджетных средств при отсутствии для этого законных оснований означало бы, по существу, неосновательное обогащение за счет бюджета, что приводило бы к нарушению публичных интересов и к нарушению конституционных прав и свобод других налогоплательщиков и получателей бюджетных средств. Выгода, которая получена в виде необоснованного начисления субсидии на оплату услуг ЖКХ из бюджетной системы, не может признаваться частью принадлежащего гражданину на законных основаниях имущества, а отказ от взыскания таких сумм в бюджетную систему, мотивированный исключительно отсутствием установленной законом процедуры, приводил бы к последствиям, несовместимым с требованиями Конституции РФ.

В связи с изложенным выше, а также исходя из системного толкования положений законодательства с учетом правовых позиций, выработанных судебной практикой, можно сделать вывод о том, что требование о компенсации излишне начисленной субсидии на оплату услуг ЖКХ является правомерным.  

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *