Как увеличить налоги и социальные выплаты, чтобы сократить дефицит бюджета

Причины образования бюджетного дефицитаПравить

Причинами возникновения бюджетного дефицита могут выступать:

Проблема сокращения бюджетного дефицита весьма серьёзна по ряду причин. Во-первых, объём необходимых государственных расходов велик. Эти обязательства накапливаются десятилетиями, многие из них не подлежат сокращению, снижение других является непопулярной мерой и затрагивает интересы различных групп населения. Во-вторых, находить новые источники пополнения бюджета достаточно сложно. Рост налогов негативно сказывается на деловой активности в экономике, способствует криминализации экономики (уклонению от налогообложения, росту теневой экономики).

Правительству предстоит выбирать между дефицитом бюджета и стагнацией

Снижать дефицит и восстанавливать экономический рост одновременно не получится

Как увеличить налоги и социальные выплаты, чтобы сократить дефицит бюджета

По данным МВФ, объем помощи такого рода составил в России 0,1% ВВП  / ЕВГЕНИЙ РАЗУМНЫЙ / ВЕДОМОСТИ

Переход к стратегии сокращения бюджетного дефицита в 2021 г. может привести к затягиванию восстановления национальной экономики с темпами роста ниже тех, которые сегодня прогнозируют экономические власти, предупредили аналитики агентства «Национальные кредитные рейтинги» (НКР). Они отмечают, что расходы государства на преодоление пандемии и ее последствий в 2020 г. существенно отставали от ведущих стран мира, а планы на 2021–2023 гг. также не предполагают масштабной поддержки экономического роста через госрасходы. Так, в РФ в 2021 г. предполагается сокращение расходов на 9% с последующим минимальным ростом в 2022 г. (+2%). В 2023 г. ожидается восстановление номинальных расходов до уровня 2020 г. Как отмечает в своем аналитическом обзоре НКР, такая среднесрочная бюджетная стратегия не позволит стимулировать опережающее восстановление в наиболее пострадавших отраслях экономики и, соответственно, быстро преодолеть последствия кризиса 2020 г.

В агентстве напоминают, что, по октябрьским оценкам Международного валютного фонда (МВФ), затраты на здравоохранение и прочие пострадавшие от кризиса секторы экономики (в виде отказа от сбора налоговых доходов или прямой государственной помощи) в России составили 2,4% ВВП, в то время как США, Канада и Австралия в среднем потратили 12% ВВП. Доля таких расходов меньше российских была в Турции (0,8%), Индии (1,8%) и Мексике (0,7%). При этом в НКР признают, что при таких сопоставлениях, безусловно, нужно учитывать отраслевую специфику стран Западной Европы и Северной Америки, где сильно развит сектор услуг, который в наибольшей степени пострадал от ограничительных мер.

Российский бюджет также потратил меньше средств на поддержку национальной экономики в виде выкупа активов, займов и докапитализации  по сравнению как с развитыми, так и с развивающимися странами. По данным МВФ, объем помощи такого рода составил в России 0,1% ВВП, в то время как в Германии он достиг 6% ВВП (максимум из всех рассматриваемых стран), а в Польше – 1,8%. В российской экономике расходы на преодоление кризиса в значительной степени возложили на бизнес, а поддержка со стороны государства заключалась в основном в налоговых послаблениях, в мерах ЦБ в части реструктуризации кредитов, констатируют аналитики. В дальнейшем для восстановления экономики потребуются более существенные меры, считают в НКР.

Мнение директора Института экономики роста им. Столыпина Анастасии Алехнович совпадает с выводами НКР. «Ради стимулирования экономического роста большинство стран (развитых и развивающихся) соглашаются с тем, что их бюджет будет дефицитным и в этом, и в будущем году, – подчеркивает она. – В России с учетом небольших объемов финансирования антикризисной программы (которые будут сокращены в 2021 г. в результате прекращения действия ряда мер поддержки) закладывается незначительный дефицит бюджета. В результате темпы роста экономики в будущем году не превысят 2,8%», – говорит эксперт. Для сравнения: в Германии рост ВВП в 2021 г. , по прогнозу МВФ, ожидается на уровне 4,1%, в Великобритании – 5,9%, во Франции – 6%.

«В условиях относительно невысокой инфляции и при действующей исторически низкой ключевой ставке разумнее вливать деньги в экономику. Вливание средств повысит платежеспособный спрос – то, что очень важно сейчас для производства, – отмечает доцент РЭУ им. Плеханова, руководитель регионального отделения Партии роста в Липецкой области Вадим Ковригин. – Да, это может стать инфляционным фактором, но кризис производства из-за слабого платежеспособного спроса – проблема гораздо серьезнее».

Однако в Кремле такие выводы не разделяют. Падение российской экономики в 2021 г. ожидается не таким сильным, как в этом, заявил пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. «Мы, к сожалению, не сможем освободиться от негативного влияния всемирного кризиса, но в целом есть ожидания, что в следующем году падение не будет таким, как в этом. Хотя и в этом, собственно говоря, удалось его минимизировать, и в целом мы прошли с наименьшим негативным эффектом в сравнении с целым рядом других стран», – подчеркнул он. Как отмечало ранее Министерство экономического развития, валовой внутренний продукт в 2020 г. снизится на 3,9%, а в 2021 г. рост составит 3,3%.

«Главное – не объем потраченных денег, а результат, – указывает директор Института народнохозяйственного прогнозирования (ИНП) РАН Александр Широв. – Россия действительно справилась с острой фазой коронакризиса лучше многих стран, падение ВВП было меньше, чем во многих европейских государствах». Так, по последним данным Росстата, падение российского ВВП в III квартале текущего года по сравнению с III кварталом прошлого составило 3,6%, тогда как в Великобритании экономика просела на 9,6%, во Франции – на 4,3%, в Японии – на 5,9%. ВВП США в III квартале снизился на 2,9%.

Профессор кафедры экономической и социальной географии МГУ Наталья Зубаревич напоминает, что в разгар коронакризиса на самые острые проблемы правительство денег не жалело: видя, как проседают собственные доходы региональных бюджетов (минус 408 млрд руб. за девять месяцев текущего года), оно увеличило трансферты регионам на 888 млрд руб. , или на 58%. «В результате доходы региональных бюджетов выросли на 5%, а расходы – на 17% за тот же период, потому что резко – на 81% – выросли расходы на здравоохранение и почти на четверть – на соцзащиту. Что будет в следующем году, пока не известно. И сейчас смотреть даже ориентировочные суммы дотаций нет смысла. Все будет корректироваться много раз», – считает Зубаревич.

По мнению Алехнович, чтобы стимулировать экономику, надо повышать доступ компаний к заемному финансированию, снижать налоговую нагрузку на предприятия и стимулировать спрос. «Пониженную ставку страховых взносов – 15% – стоит распространить на все организации, а от НДС на товары (работы, услуги), приобретаемые в рамках государственного заказа на региональном и муниципальном уровне, можно и вовсе отказаться, поскольку уплата НДС в таком случае фактически означает перечисление 20% от стоимости закупки в федеральный бюджет из регионального бюджета», – рассуждает эксперт. Она также предлагает создать «специальные кредитные продукты для предприятий с субсидируемой государством процентной ставкой, не превышающей ключевую ставку Банка России, обеспечиваемых зонтичной гарантией, предоставляемой институтом развития или Минфином России, на срок не менее 7–10 лет». «Одним из инструментов поддержания спроса могло бы стать формирование инструмента грантового софинансирования (до 50%) проектов технологичных компаний под разработку новой продукции, направленной на удовлетворение подтвержденного спроса крупнейших российских корпораций в инновационной или импортозамещающей продукции», – подчеркивает Алехнович.

Как увеличить налоги и социальные выплаты, чтобы сократить дефицит бюджета

Как поддержать бюджет без ущерба для экономического роста

Снижение налогов в 2000-е годы и экономику подстегнуло, и бюджетную стабильность укрепило

Как увеличить налоги и социальные выплаты, чтобы сократить дефицит бюджета

Кирилл Родионов

, независимый эксперт

Недавнее подтверждение Росстатом предварительных данных о резком замедлении роста экономики – с 2,7% в годовом выражении в IV квартале 2018 г. до 0,5% в I квартале 2019 г. – в очередной раз напомнило об издержках повышения налогов, которое в этом году вовсе не ограничилось ростом НДС. Вместе с ним поднялись акцизы на бензин и дизель (до 12 314 и 8541 руб. за тонну соответственно), и сейчас их ставки в полтора раза превышают уровень, до которого они год назад были экстренно снижены для стабилизации топливных цен. В этом же ряду стоит и повышение импортных пошлин на товары для промышленной сборки: согласно прогнозу правительства, до конца года оно принесет в бюджет 17,6 млрд руб. Ну, и как вишенка на торте, – внедрение налога на профессиональный доход, который пока действует лишь в Москве, Татарстане, Московской и Калужской областях, но со временем охватит самозанятых и в других регионах России.

Читать также:  Как отследить прохождение электронного реестра в ФСС для назначения пособия? -

В усилении фискального бремени нет чего-либо экстраординарного для экономической политики последних лет. В прошлом году в четырех регионах (в Крыму, Ставропольском, Алтайском и Краснодарском краях) был внедрен курортный сбор, а на федеральном уровне перестали действовать льготы для сельхозпроизводителей с годовой выручкой до 100 млн руб. , которые ранее при работе по единому сельхозналогу были освобождены от НДС, но теперь вынуждены его уплачивать. В 2015 г. были введены торговый сбор и плата с грузовиков с максимальной разрешенной грузоподъемностью свыше 12 000 т (система «Платон»), а налог на имущество вместо инвентаризации стал рассчитываться по кадастровой стоимости, что неизбежностью привело к увеличению его региональных ставок. Наконец, в 2011 г. совокупная ставка страховых взносов была повышена с 26 до 34%, и, несмотря на ее дальнейшее понижение до 30%, к исходному уровню она так и не вернулась.

Фискальные уроки 1990-х гг.

С увеличения страховых взносов собственно и началась нынешняя волна повышения налогов, которая по своему характеру во многом напоминает фискальную политику 1990-х гг.

Тогда правительство в попытках хоть как-то стабилизировать бюджет задирало ставки и множило число платежей. Установив 28%-ный НДС, 32%-ный налог на прибыль и НДФЛ в диапазоне от 12 до 35%, правительство Гайдара стремилось минимизировать бюджетный дефицит, который, согласно оценке Всемирного банка, по итогам 1991 г. достиг астрономических 30,9% ВВП. В 1993 г. НДС был снижен до 20%, но существенно выросли налоги на труд: к взносам в Пенсионный фонд и Фонд занятости в 28% и 2% от заработной платы добавились отчисления в 5,4% и 3,6% в фонды социального и обязательного медицинского страхования, а также 1%-ный взнос в ПФР, который должен был уплачивать работник. Следующий виток усиления фискальной нагрузки пришелся уже на постдефолтный 1999 г. , когда были введены налоги с продаж и на имущество с предельными ставками в 5% и 2% соответственно.

Постоянное повышение налогов стало одной из причин (наряду с более серьезными диспропорциями в структуре ВВП), по которым в России устойчивый экономический рост начался лишь на восьмой год после начала рыночных реформ (в 1999 г. ), в то время как в странах Центральной и Восточной Европы длительность трансформационного спада не превышала четырех лет. При этом из-за слабости налогового администрирования страдала платежная дисциплина, что обернулось хроническим бюджетным кризисом и последующим дефолтом.

Сегодня администрирование точно нельзя причислить к слабым сторонам фискальной политики. Наоборот, за счет все более эффективного сбора налогов прирост бюджетных доходов серьезно опережает темпы экономического роста: в 2017 и 2018 гг. прирост ВВП, по данным Росстата, составил 1,6% и 2,3% соответственно, тогда как ненефтегазовые доходы выросли на 5,8% и 14,5% (до 9,12 трлн и 10,44 трлн руб. ), как следует из оценки Минфина. Однако на практике это означает увеличение издержек бизнеса, который и без того страдает от повышения налогов. В итоге то, что хорошо для бюджета, не очень помогает росту.

Выход – в снижении налогов

Снять это противоречие позволит снижение налогов, как это уже было в 2000-е гг. , когда за счет сокращения ставок правительство не только подстегнуло экономический рост, но и упрочило бюджетную стабильность. В 2001 г. вместо прогрессивной шкалы подоходного налога была введена плоская 13%-ная ставка, благодаря чему доходы по НДФЛ выросли с тогдашних 2,86% ВВП до 3,84% ВВП в 2007 г. (здесь и далее – оценка Института Гайдара). В 2004 г. НДС был снижен с 20 до 18%, в результате к 2007 г. поступления по нему увеличились с исходных 6,3% до 6,86% ВВП. Наибольший же эффект принесло снижение с 35 до 24% предельной ставки налога на прибыль, которое произошло в 2002 г. : сборы по нему на тот момент составляли 4,28% ВВП, но уже к 2007 г. достигли 6,58% ВВП. Это во многом объясняет, почему в 2009 г. правительство в ответ на кризис не побоялось снизить налог на прибыль до 20%.

В этой же логике были выдержаны решения об отмене налога с продаж и оборотных налогов – на пользователей автодорог и на содержание объектов социально-культурной сферы, которые суммарно в начале 2000-х гг. приносили чуть менее 2,5% ВВП. Компенсировать выпадающие доходы правительство смогло за счет внедрения более простых в администрировании акцизов на дизель и моторные масла и упрощения налогообложения нефтедобычи: в 2002 г. вместо роялти, акциза на нефть и отчислений на восстановление минерально-сырьевой базы стал действовать налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ). В результате платежи нефтяных компаний по налогам и экспортным пошлинам с 2001 по 2003 гг. увеличились более чем в полтора раза (с $16,9 млрд до $28,4 млрд), при том что среднегодовая цена барреля Brent за тот же период выросла лишь на 18% – с $24,4 до $28,9, согласно данным Всемирного банка.

Опыт снижения налогов весьма к месту был бы и сегодня, когда правительство увеличивает ставки и вводит новые сборы, чтобы укрепить бюджетную стабильность. Как видно на примере 2000-х гг. , стимулирование экономики и консолидация бюджета не так уж и сильно противоречат друг другу.

Мнения экспертов банков, финансовых и инвестиционных компаний, представленные в этой рубрике, могут не совпадать с мнением редакции и не являются офертой или рекомендацией к покупке или продаже каких-либо активов.

Экономисты поддержали сокращение расходов, запланированное Минфином

Если нельзя сократить социальные расходы, то нужно изменить бюджетное правило

Как увеличить налоги и социальные выплаты, чтобы сократить дефицит бюджета

Евгений Разумный / Ведомости

Заложенный в проект бюджета на 2021–2023 гг. прогноз по доходам следует признать слишком оптимистичным, так как он не учитывает второй волны коронакризиса, отметили эксперты РАНХиГС в своем заключении на проект федерального закона «О федеральном бюджете на 2021 год и на плановый период 2022 и 2023 годов». В частности, восстановление спроса на нефть, равно как и цен на энергоносители, может происходить медленнее оценок финансового ведомства, что неизбежно отразится на наполняемости бюджета в следующую трехлетку, предупреждаю авторы заключения.

Оптимизм Минфина в отношении поступлений доходов от акцизов на табак тоже выглядит не совсем оправданным – они повысятся, только если удастся остановить рост контрафакта. В целом увеличения ненефтяных доходов не ожидается – все следующие три года их доля в ВВП останется на уровне 11,1%. «Объем расходов федерального бюджета планируется сократить с 21,1% ВВП в 2020 г. до 18,6% ВВП в 2021 г. с дальнейшим сокращением до 17,6–17,8% ВВП, – приводят данные авторы заключения. – При этом в 2022–2023 гг. расходы в номинальном выражении будут увеличиваться на 1 трлн руб. ежегодно».

Если смотреть на изменение доли в ВВП, то в следующую трехлетку больше всего сократятся расходы на «Национальную оборону». Они составят в среднем 2,6% ВВП – это на 0,7 п. ВВП ниже среднегодовых значений в 2013–2019 гг. На 0,3 п. от ВВП сократится в среднем финансирование национальной безопасности и правоохранительной деятельности. Расходы на «Национальную экономику» сократятся в среднем на 0,2 п. – до 2,6% ВВП. В 2020 г. расходы на здравоохранение вырастут до 1,1% ВВП с последующим сокращением в 2021–2023 гг. в объеме 1,0–0,9–0,8% ВВП соответственно. «Бюджетная консолидация, запланированная в 2021–2022 гг. , вполне оправданна, при этом незначительное сокращение бюджетных расходов (до 1 трлн руб. ежегодно) не должно оказать ощутимого негативного влияния на замедление российской экономики», – считают авторы заключения.

Вместе с тем доля расходов на социальную политику в общем объеме расходов федерального бюджета будет расти двузначными темпами: в 2020 г. – на 24,3%, 2021 г. – на 26%, в 2022 и 2023 гг. – на 27%. Больше всего вырастут расходы на адресные меры поддержки в первую очередь семей с детьми, как наиболее подверженных бедности. «По нашим оценкам, реальные располагаемые доходы населения в 2020 г. сократятся для такого кризиса относительно слабо (на 2,5–3%), в том числе за счет реализации мер поддержки населения в условиях пандемии, а с 2021 г. ожидается их постоянный рост примерно на уровне 2% в год, – рассказал «Ведомостям» один из авторов заключения, заместитель директора по науке Института прикладных экономических исследований (ИПЭИ) РАНХиГС Сергей Дробышевский. – Такой рост объясняется сохранением высокой доли расходов на социальную политику в бюджете расширенного правительства, а также ожидаемым ростом реальной заработной платы в условиях продолжающей сокращаться численности экономически активного населения и низких уровней безработицы. Таким образом, к концу 2023 г. реальные располагаемые доходы населения будут выше уровня 2019 г. примерно на 3%».

Читать также:  № 668n устанавливает руководящие принципы распределения и выплаты социальных пособий и устанавливает их стоимость в долларах

Однако рост социальных расходов приведет к дефициту федерального бюджета, который, впрочем, будет сокращаться: с 4,4% ВВП – в 2020 г. до 2,4% ВВП – в 2021 г. и 1,0–1,1% ВВП – в последующие два года. Основным источником покрытия этого дефицита станут внутренние займы, объем которых к 2023 г. вырастет до 11,8 трлн руб. Вместе с ростом госзаймов увеличатся расходы на обслуживание долга с 0,7% ВВП в среднем в 2013–2020 гг. до 1,2% в 2023 г. «Рост объема госдолга за период 2020–2023 гг. и расходов на его обслуживание при одновременном накоплении резервов в ФНБ является результатом следования действующему бюджетному правилу, которое в условиях невысоких цен на углеводородное сырье и неблагоприятной макроэкономической ситуации не способно ограничить рост долга при существующем спросе на общественные блага и необходимости реализации национальных целей», – подчеркивают в РАНХиГС. Поэтому бюджетное правило необходимо пересмотреть.

Запланированные правительством меры в сфере налогообложения в РАНХиГС считают точечными, так как они не затрагивают большинство налогоплательщиков. При этом повышение налогов для нефтегазовой отрасли специалисты академии признают «целесообразным», но вот налоговый маневр, предлагаемый для IT-отрасли, по их оценкам, может привести к отставанию российского высокотехнологичного сектора от глобального IT-сегмента.

Как увеличить налоги и социальные выплаты, чтобы сократить дефицит бюджета

Сбалансированность бюджетаПравить

В идеале бюджет любого уровня бюджетной системы государства должен быть сбалансирован. Однако в силу действия различных факторов (экономических, политических, природных и др. ) часто возникает ситуация, когда доходы бюджета (налоговые и неналоговые) не покрывают все необходимые для соответствующего уровня бюджетной системы расходы.

Принцип сбалансированности бюджета является одним из наиболее важных принципов бюджетной системы любого государства. Он заключается в том, что общий объём предусмотренных бюджетом расходов должен соответствовать суммарному объёму поступлений в бюджет. При этом под поступлениями в бюджет подразумеваются не только доходы бюджета, но и другие источники, например, заимствования. Таким образом, само по себе наличие дефицита бюджета не означает несбалансированности в том случае, если достигнуто равенство между расходами и суммарной величиной бюджетных поступлений. Несбалансированный бюджет (то есть такой, где объём расходов превышает поступления) фактически нельзя назвать бюджетом, так как он заведомо нереален для исполнения.

Составление бюджета с профицитом (с превышением доходной части над расходной) также влечёт за собой отрицательные последствия. Результатом профицитного бюджета станет снижение эффективности использования бюджетных средств и, как следствие, повышение нагрузки на экономику. Следовательно, сбалансированность бюджета — основополагающее требование, предъявляемое к органам, составляющим и утверждающим бюджет.

Сбалансированный бюджет является основой нормального функционирования органов управления государства и его административно-территориальных образований. Если же хотя бы небольшая часть бюджетов дефицитна (или хотя бы возник кассовый разрыв), это может привести к задержке финансирования бюджетных учреждений, срыву сроков выполнения государственных и муниципальных заказов, возникновению проблемы неплатежей в народном хозяйстве. Идеальным вариантом был бы, конечно, полностью бездефицитный бюджет, в котором сумма расходов полностью соответствует объёму доходов. Однако в условиях реальной экономики этого добиться нелегко, а подчас невозможно. Если составление бюджета с дефицитом неизбежно, для обеспечения сбалансированности приходится привлекать источники финансирования дефицита бюджета (см. ниже).

Для достижения сбалансированности бюджета в бюджетном планировании применяется ряд методов:

  • Лимитирование бюджетных расходов, то есть установление их предельных величин для каждого бюджетного учреждения по каждому виду расходов.
  • Распределение доходов между бюджетами разных уровней соответственно распределению их расходных полномочий.
  • Мероприятия по максимизации бюджетных доходов, выявление дополнительных резервов на основе мониторинга деятельности бюджетных учреждений.
  • Модернизация бюджетного регулирования в сфере межбюджетных отношений.
  • Планирование бюджетных расходов, влекущих за собой потенциальный рост доходов за счёт стимулирования экономики и эффективного решения социальных задач.
  • Соблюдение принципа экономии расходов; отказ от затрат, не являющихся необходимыми с точки зрения общественного блага.
  • Использование таких форм бюджетных заимствований, которые обеспечивают наиболее надёжное и эффективное привлечение денежных средств с финансовых рынков.

Важным инструментом в деле обеспечения сбалансированности бюджета на стадии его исполнения является процедура санкционирования бюджетных расходов. Она предусматривает контроль со стороны казначейских органов за соблюдением бюджетными учреждениями установленных лимитов бюджетных обязательств. Этим достигается недопущение расходов, не предусмотренных бюджетом, а также выдерживание сроков осуществления расходов. В случае текущего снижения доходов бюджета относительно плановых величин, предусмотрен механизм сокращения и блокировки расходов бюджета. Необходимо постоянно осуществлять финансовый контроль за целевым, экономным и эффективным хозяйствованием в бюджетных учреждениях, мониторинг динамики бюджетных расходов.

Классификация бюджетного дефицитаПравить

Бюджетный дефицит можно классифицировать по ряду критериев.

По характеру возникновения бюджетный дефицит может быть случайным либо действительным. Случайный (кассовый) бюджетный дефицит, как правило, обусловлен временными разрывами в поступлении и расходовании средств. Случайный дефицит в основном характерен для местных бюджетов, так как они в большей степени зависят от одного источника финансирования. Действительный дефицит объясняется невосполняемым отставанием роста доходов бюджета от роста расходов. Действительный дефицит закладывается в законе о бюджете на финансовый год в качестве предельной величины, но может оказаться выше или ниже в процессе исполнения бюджета.

По продолжительности бюджетный дефицит может быть хроническим или временным. Хронический дефицит повторяется в бюджете из года в год. Чаще всего хронический дефицит является следствием продолжительного экономического кризиса. Временный дефицит может длиться в течение не столь долгого срока. Он является не столь опасным для экономики и возникает в силу случайных колебаний доходов и расходов. Проблема заключается в том, что временный дефицит при неумелом управлении может перерасти в хронический.

По отношению к плану бюджетный дефицит может быть плановым, то есть предусмотренным законодательным актом о бюджете, или внеплановым, объясняющимся непредвиденным ростом расходов или резким сокращением доходов.

С учётом расходов по обслуживанию государственного долга бюджетный дефицит может быть первичным либо вторичным. Первичный дефицит — это чистое превышение расходов бюджета над доходами. Вторичный бюджетный дефицит не подразумевает превышения расходов над доходами, но объясняется наличием дополнительных расходов на процентное обслуживание уже существующего бюджетного долга.

В мировой практике также различают следующие виды дефицита госбюджета:

Меры по управлению бюджетным дефицитомПравить

В целях облегчения последствий бюджетного дефицита для экономики страны может быть предпринят ряд мер по управлению бюджетным дефицитом.

  • Эмиссионное покрытие бюджетного дефицита. Бюджетный дефицит может быть уменьшен или даже полностью покрыт за счёт выпуска дополнительных денег. Такая мера провоцирует инфляцию, которая обесценивает внутренний долг и фактически удешевляет его обслуживание. Если темпы инфляции достаточно высоки, процентные ставки по государственным ценным бумагам могут даже стать отрицательными. Тем не менее высокая инфляция, перерастающая в гиперинфляцию, крайне вредна для экономики государства, приводя к деградации денежной системы, обесцениванию сбережений населения, экономическому спаду. Помимо этого, в условиях инфляции государство вынуждено каждый новый выпуск государственных ценных бумаг обуславливать более высокой процентной ставкой, а также вводить ценные бумаги с плавающей процентной ставкой. Это в значительной мере нивелирует выгоду эмиссионного покрытия бюджетного дефицита.
  • Налоговое покрытие бюджетного дефицита. Введение дополнительных налогов и увеличение ставок существующих налогов в краткосрочной перспективе позволяет наполнить бюджет. Однако такая мера в дальнейшем может привести к невыгодности инвестиций и предпринимательской активности, а следовательно — к сокращению производства и переходу части экономики в теневой сектор. Таким образом, налоговое покрытие бюджетного дефицита даёт лишь краткий эффект, в последующем уменьшая доходы бюджета в связи уменьшением налогооблагаемой базы.
  • Секвестирование бюджета. Представляет собой пропорциональное снижение всех расходных статей бюджета на определённую долю. Применяется с момента ввода и до конца бюджетного года. В рамках секвестирования возможно наличие ряда защищённых расходных статей, перечень которых определяется высшими органами власти. Ряд статей (таких, например, как обслуживание внешнего долга) секвестировать невозможно.
Читать также:  БЕРЕТСЯ ЛИ НАЛОГ С СОЦИАЛЬНЫХ ВЫПЛАТ

В Соединённых Штатах Америки, например, существует разделение расходных статей бюджета на прямые (обязательные) и дискреционные. Прямые расходы гарантированы действующим законодательством (социальные пособия, программы медицинского обслуживания и т. ) и не могут быть урезаны. Дискреционные расходы ежегодно рассматриваются и утверждаются конгрессом США в рамках бюджета на будущий год. Одновременно устанавливается лимит таких расходов. Если фактические расходы бюджета начинают превышать эти лимиты, то запускается механизм секвестирования, уменьшающий бюджетный дефицит (закон Грэмма — Рудмана — Холлингса).

Финансирование бюджетного дефицитаПравить

Различают два вида финансирования бюджетного дефицита — денежное и долговое.

Денежное финансирование означает, что для покрытия бюджетного дефицита правительство получает кредиты центрального банка. Фактически это подразумевает выпуск в обращение (эмиссию) дополнительных денежных средств. Такое финансирование используется лишь в крайних случаях, так как его использование влечёт за собой весьма негативные последствия для экономики. В результате реализации такого инструмента денежная масса национальной валюты увеличивается на величину, не обеспеченную товарами и услугами. Как следствие растёт инфляция, нарушается нормальный механизм ценообразования, что в итоге влечёт за собой падение курса национальной валюты. Помимо этого, отрицательным следствием раскручивания инфляции может стать проявление «эффекта Танци». Суть этого явления заключается в том, что налогоплательщики начинают сознательно оттягивать уплату налогов в государственный бюджет. За время отсрочки деньги частично обесцениваются, фактическая налоговая нагрузка снижается, что в свою очередь опять же уменьшает доходы бюджета и усугубляет бюджетный дефицит. Таким образом финансовая система страны расшатывается всё больше.

Поэтому законодательство многих стран накладывает жёсткие ограничения на использование такого метода финансирования бюджетных дефицитов. В ряде стран кредитование правительства центральным банком запрещено. По бюджетному кодексу Российской Федерации в настоящее время в России денежное финансирование дефицитов бюджетов также запрещено.

Долговое финансирование осуществляется путём выпуска доходных государственных обязательств, которые размещаются и свободно обращаются на фондовом рынке, а по истечении определённого срока погашаются государством. Поскольку деньги для покрытия бюджетного дефицита занимаются на рынке, прироста денежной массы не происходит.

Таким образом, различаются следующие источники долгового финансирования дефицитов:

  • Кредиты банков и небанковских кредитных организаций.
  • Кредиты иностранных государств, международных финансовых организаций.
  • Государственные займы, осуществляемые путём выпуска ценных бумаг от имени государства.
  • Бюджетные кредиты, получаемые от других уровней бюджетной системы (как правило от вышестоящих нижестоящим).
  • Поступления от продажи имущества, находящегося в государственной собственности:
    акции и доли участия в предприятиях,земельные участки и объекты природопользования,государственные запасы драгоценных металлов и драгоценных камней.
  • акции и доли участия в предприятиях,
  • земельные участки и объекты природопользования,
  • государственные запасы драгоценных металлов и драгоценных камней.

Преимущество долгового финансирования очевидно. Однако существуют и негативные стороны государственного заимствования. Выпущенные государством ценные бумаги обычно рассматриваются участниками фондового рынка как весьма надёжные. Приобретая государственные обязательства, владельцы капитала сокращают таким образом инвестиции в реальный сектор экономики. Это влечёт снижение предпринимательской активности, ставя под вопрос перспективы экономического роста.

Для финансирования дефицита бюджета используются различные источники, которые делятся на внутренние и внешние.

Финансирование дефицита за счёт внутренних источников включает:

  • средства, поступившие от размещения государственных ценных бумаг, номинированных в национальной валюте;
  • бюджетные кредиты;
  • кредиты, предоставленные кредитными организациями, международными финансовыми организациями;
  • иные источники внутреннего финансирования дефицита бюджета:
    поступления от продажи акций и иных форм участия в капитале, находящихся в собственности государства или региона;поступления от реализации государственных/региональных/муниципальных запасов драгоценных металлов и драгоценных камней;курсовая разница по средствам бюджета;прочие источники внутреннего финансирования дефицита бюджета.
  • поступления от продажи акций и иных форм участия в капитале, находящихся в собственности государства или региона;
  • поступления от реализации государственных/региональных/муниципальных запасов драгоценных металлов и драгоценных камней;
  • курсовая разница по средствам бюджета;
  • прочие источники внутреннего финансирования дефицита бюджета.

В состав источников внешнего финансирования дефицита бюджета включаются:

  • средства, поступившие от размещения государственных займов, которые осуществляются путём выпуска государственных ценных бумаг от имени государства или соответствующего региона, номинальная стоимость которых указана в иностранной валюте;
  • кредиты иностранных государств, международных финансовых организаций, иных субъектов международного права и иностранных юридических лиц в иностранной валюте, включая целевые иностранные кредиты (заимствования);
  • кредиты кредитных организаций в иностранной валюте.
  • прочие источники внешнего финансирования дефицита бюджета.

Подписка

  • Ежедневная
  • Еженедельная

На указанный Вами адрес электронной почты будет выслано письмо с подтверждением данной услуги и подробными инструкциями по дальнейшим действиям.

Плюсы и минусыПравить

Динамика бюджетного дефицита и профицита США в ХХ в.

Большой дефицит государственного бюджета опасен тем, что может (но не всегда) порождать инфляцию. Так было, например, в 1959—1975 годах в США, когда бюджетный дефицит был вызван войной во Вьетнаме. Наличие бюджетного дефицита обычно трактуется как негативное явление.

Однако существует и другой подход. Вслед за Джоном Кейнсом ряд экономистов даже рекомендует составлять бюджет с некоторым дефицитом, чтобы смягчить или положить конец экономическому спаду.

Когда в экономике высока безработица, увеличение государственных закупок создаёт рынок для предпринимательской активности, порождая доход и стимулируя повышение потребительских расходов. Это стимулирует дальнейший экономический рост (эффект мультипликатора), что повышает реальный ВВП и занятость населения и, в конечном итоге, снижает уровень безработицы. Связь между спросом на внутреннем рынке и безработицей называется законом Оукена, который описывает эмпирически наблюдаемую обратно пропорциональную зависимость ВВП от уровня безработицы.

Увеличение объёмов рынка, вызванное бюджетным дефицитом, стимулирует экономику также и постольку, поскольку увеличение предпринимательской прибыли вызывает оптимизм производителя, который в свою очередь способствует долгосрочным инвестиционным вложениям (эффект акселератора). В результате возрождается спрос, вызывающий в свою очередь рост занятости населения. Но дефицит не просто стимулирует спрос. Ко всему прочему, если дефицит используется для финансирования таких сфер, как инфраструктура, фундаментальная наука, образование или здравоохранение, то это также в перспективе увеличивает объёмы производства. Таким образом, бюджетный дефицит в определённых случаях может оказаться стимулом для активизации экономических процессов

Бюджеты многих государств являются дефицитными. Если государство стремится ежегодно принимать бездефицитный бюджет, это может усугублять циклические колебания экономики за счёт сокращения важных расходов и излишнего повышения налогов. Поэтому при регулировании дефицита важно учитывать не только текущие задачи бюджетной политики, но и её долгосрочные приоритеты.

ЛитератураПравить

  • Парыгина В. А, Тедеев А. А. Бюджетное право и процесс. — М.: Эксмо, 2005. — 384 с. — ISBN 5-699-09576-4.
  • Зайнуллина Т. Г. Бюджетная система Российской Федерации. — М.: ИКЦ «МарТ», 2006. — 176 с. — ISBN 5-241-00646-X.
  • Дорнбуш Р., Фишер С. Макроэкономика. пер. с англ. — М.: ИНФРА-М, 1997. — 784 с.
  • Долан Э. Дж., Линдсей Д. Макроэкономика. пер. с англ. — Санкт-Петербург: Издательство АО «СПб оркестр», 1994. — 410 с.
  • Агапова Т., Серёгина С. Макроэкономика. — М.: Дело и сервис, 2004. — 447 с.
  • Бабич А., Павлова Л. Государственные и муниципальные финансы. — М.: ЮНИТИ, 2002. — 703 с.
  • Вавилов Ю. Государственный долг: Учебное пособие для вузов. — М.: Перспектива, 2007. — 256 с.
  • Буневич К.Г. Бюджетная система Российской Федерации. Учебный курс. (2011). Дата обращения: 14 сентября 2011. Архивировано 18 марта 2012 года.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *